ТАМПЛИЕРЫ - Мои статьи - Каталог статей - Масоны России. Антимасон. Масон. Вся правда о масонах.
Среда, 07.12.2016, 15:28

АНТИМАСОН

Главная | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость
RSS
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории каталога
Мои статьи [34]
Наш опрос
Ваше отношение к масонству
1. Категорически неприемлю
2. А кто это? оО
3. Я их всех обожаю и хочу быть с ними
4. Я сам масон
5. Ничего о них не знаю
6. Мне все равно
Всего ответов: 31
Мини-чат

Каталог статей


Главная » Статьи » Мои статьи

ТАМПЛИЕРЫ
Конец XI века ознаменовался стихийным, неудержимым движением западноевропейских христианских народов против мусульманского мира. Крестовые походы, предпринятые в Святую Землю для освобождения Гроба Господня из рук неверных, в течение 200 лет привлекали на Восток полчища отважных людей всех сословий, движимых искренним религиозным чувством, жаждавших подвига и славы, или искавших приключений и наживы.

Когда в 1099 году крестоносцам удалось взять Иерусалим и основать в Святой Земле христианское государство, приток паломников ко Гробу Господню значительно усилился. Заботу о нуждах паломников и охрану их на пути от морского берега к святым местам взяли на себя духовно-рыцарские Ордена, возникшие для защиты Святой Земли и для борьбы с неверными. Самым могущественным из этих Орденов был знаменитый Орден Рыцарей Храма или Тамплиеров, основанный в 1118 году девятью французскими рыцарями с Гуго де-Пайен во главе. Возникновение Ордена, по своим воинственным и благочестивым целям вполне отвечавшего духу и потребностям времени, вызвало всеобщее сочувствие и самое благосклонное отношение со стороны светской и духовной властей.

Король Иерусалимский Балдуин II подарил этим рыцарям-монахам дом, построенный на том месте, где, по преданию, находился некогда храм Соломонов, откуда и произошло название Храмовников или Тамплиеров. Св. Бернард Клервоский, величайший религиозный авторитет западных христиан того времени, заинтересовался вновь возникшим Орденом и на церковном соборе в Труа 1128 году составил для него конституцию, т.е. устав, придав ему почти монашеский характер. Участие, проявленное к Ордену св. Бернардом, придало ему совершенно исключительное значение в глазах монархов, пап и всего католического мира. Тотчас после собора в Труа громадные пожертвования стали притекать в Орден, и число его членов быстро увеличивалось, ибо цвет европейского рыцарства стремился поступить в число этих борцов во славу Божию.

Первоначально члены Ордена состояли из рыцарей и служащих братьев. Первые должны были происходить из рыцарского рода, быть холостыми, давать обет целомудрия, бедности, послушания и строго исполнять монашеский устав Ордена. В свободное от воинских дел, время рыцари обязаны были проживать в убежищах Ордена, предаваясь молитве в своих уединенных кельях и попечением о бедных и больных паломниках.

Рыцари носили белые льняные плащи с восьмиконечными крестами — символ сердечной чистоты и мученичества. Служащие братья, которые делились на оруженосцев и ремесленников, могли быть женатыми и, в отличие от, рыцарей, носили коричневую или черную одежду. Кроме рыцарей и служащих братьев, Орден имел и светских членов, дворян и простолюдинов обоего пола, которые добровольно исполняли или все предписания орденского устава, или только часть их, но жили отдельно. К числу светских братьев принадлежали лица, оказывающие услуги Ордену или донаты и облаты, с детства предназначенные для вступления в Орден и воспитанные по его правилам.

Вначале Тамплиеры стояли на высоте своего призвания. Не щадя себя, рыцари проливали кровь для защиты Святой Земли и христианских паломников; в бою стояли, как один человек, предпочитая смерть плену. Они вели простой и строгий образ жизни, были благочестивы и самоотверженно служили ближнему. К сожалению, благочестивая первоначальная деятельность Рыцарей Храма, ознаменовавшаяся высокими подвигами воинской доблести и делами человеколюбия, строгость и чистота их нравов, монашеское смирение сменились, мало-помалу, новыми течениями, коренным образом изменившими как устав и организацию Ордена, так и самые цели его и характер деятельности.

К концу XII века Тамплиеры только по названию напоминали благочестивых рыцарей-монахов, в служении Церкви Христовой и ближним видевших главное свое назначение. Внешнее положение Ордена достигло небывалого блеска. Монархи и папы осыпали его своими милостями и давали ему неслыханные привилегии щедрые пожертвования, в виде коней, оружия, десятой доли крупных имуществ и громадных имений, позволили Тамплиерам основать во всех государствах Европы свои общины, которыми управляли престарелые члены Ордена. Принадлежа по большей части к знатнейшим родам Европы, Рыцари Храма занимали самые почетные места при французском, английском и испанском дворах.

Наконец, когда в 1102 г. папа Александр III особою разрешительною буллою освободил Тамплиеров от опеки Иерусалимского патриарха и епископов и разрешил им иметь собственное духовенство, то Орден Рыцарей Храма, имевший уже,. в силу особых привилегий, собственное войско, собственную полицию, собственный суд, обладавший громадными денежными богатствами и обширнейшими земельными имуществами во всех государствах Европы, подчиненный непосредственно одному папе, явился настоящим государством в государстве и по богатству и могуществу мог соперничать со многими монархами.

Во главе Ордена стоял гроссмейстер, которому принадлежало, главным образом, предводительство на войне, а также исполнительная власть. Он свободно избирался рыцарями, но писался — «Божиею милостью». Гроссмейстер подчинялся только конвенту или «великому совету» Ордена и папе. Верховная власть в Ордене должна была собственно принадлежать «генеральному капитулу», т.е. общему собранию, состоящему из членов конвента, начальников орденских провинций и наиболее влиятельных братьев. Но генеральный капитул созывался очень редко, исключительно по желанию гроссмейстера и конвента, так что этот последний, подчинявшийся единственно только папе, являлся фактически законодательною, административною и исполнительною властью, которой были подчинены не только все рыцари и служащие братья, но и духовенство Ордена.

По мере того, как росло внешнее могущество Ордена, как, устанавливалось его царственное по своей независимости положение, изменялось и внутреннее его содержание. Мало-помалу прежняя беспредельная преданность Ордена Церкви сменялась религиозным. безразличием. и свободомыслием, близким к еретичеству. Согласно этим новым веяниям, изменился и первоначальный устав Ордена, составленный св. Бернардом. Так., послушничество, бывшее прежде обязательным для поступления в Орден, было отменено. Параграф 64-й устава, запрещавший принимать в число Тамплиеров рыцарей, отлученных от Церкви, был изменен в обратном смысле: признано было желательным вербовать новых членов, именно среди этих отверженных Церковью, «дабы содействовать спасению их душ». Эти изменения в уставе привлекли в Орден массу недостойных и прямо враждебных Церкви членов. По свидетельству Финделя и Шустера [ 87 ], приблизительно к началу XIII века новое направление в Ордене вполне установилось и было облечено в определенную систему и форму.

Представляясь беспредельно преданными папскому престолу и интересам Церкви, Тамплиеры наряду с внешним исповеданием христианского учения и церковных обрядов установили свое тайное еретическое учение. Церковные службы торжественно и всенародно отправлялись в капеллах Ордена, а в подземельях орденских убежищ, ночью или на рассвете происходили тайные собрания, где совершались кощунственные обряды посвящения, поругание христианских святынь и поклонение «таинственно силе», ничего общего не имевшей с Единым Всевышним Богом, которого исповедывали христиане.

Рядом с явным уставом, хотя и измененным, как указано выше, но все же по форме не противоречившим учению Церкви, Тамплиеры создали новый устав, открывавшийся лишь избранным и заключавший тайное еретическое учение Ордена, глубоко безнравственное и враждебное христианской религии и Церкви. Устав этот содержался в такой глубокой тайне, что членам Ордена, под страхом смерти, запрещалось носить его при себе и даже вообще иметь с него копии.

О тайном учении Тамплиеров масон Финдель и весьма благосклонный к тайным обществам историк их Шустер, дают следующие сведения. Основа этого тайного учения заключалась в дуализме; Тамплиеры признавали существование «высшего Бога» — творца духа и добра, и «низшего Бога» — создателя материи и зла. Это, как мы видим, есть опять ничто иное, как воспроизведение древнего манихейства. Обращаем особенное внимание на то, что Тамплиеры, признавая двойственность божества, поклонялись не «высшему Богу», а низшему — «Богу зла и материи», ибо от него исходили все земные блага [ 88 ]. Тут мы уже имеем дело с чистейшим и ничем не прикрытым сатанизмом, зачатки которого таились в учении древних Манихеев под покровом туманных аллегорий и философских ухищрений. В мрачные мистерии Ордена посвящались далеко не все Тамплиеры, а лишь те из них, которых руководители признавали по характеру и наклонностям подходящими, «достойными» посвящения, способными ненарушимо сохранить тайну. Первое, что требовалось от кандидата, было принесение страшной клятвы в том, что вверенные ему тайны будут свято сохранены. Ему сообщали, что нарушение клятвы будет наказано мучительною смертью или вечным заключением в. подземельях орденских домов. После произнесения клятвы, неофит, должен был прежде всего отречься от Христа как от «лжепророка» и от Церкви, Им установленной. Затем, дабы стыдом принудить его к молчанию, посвящаемого заставляли целовать присутствовавших при посвящении братьев in ore, in umbilico et in fine pinac dorsi. [ 89 ]

Финдель указывает еще на следующие обряды, бывшие в употреблении в тайных собраниях Тамплиеров: отметание Христа, оплевывание креста, поклонение идолу, употребление пояса; причастие под обоими видами, но не как таинство, а как символ братской любви между посвященными, и исповедь, причем исповедывались высшие посвященные не у духовенства Ордена, а друг у друга, во избежание разглашения тайны.

Идол, упоминаемый всеми историками, был символом того «Бога материи и зла», которому покланялись Рыцари Храма. Он назывался Бафометом, что в переводе с греческого означает «крещение мудростью», и представлял металлическое изображение бородатой головы (по другим источникам Бамофет представлял фигуру с головой козла и женскою грудью). У древних гностиков такое изображение было символом вечносозидающего бога Пана, Бога-Природы. При посвящении рыцаря в мистерии Ордена, ему показывали Бафомета и говорили: «Верь в нее, ей доверься, и благо тебе будет». При этом посвящаемый должен был с непокрытою головою склониться до земли пред идолом. Отречение от Христа и преклонение перед идолом заменяли у Тамплиеров обряд крещения, после которого для посвящаемого начиналась новая жизнь; отсюда происходит и название идола Бафометом (крещение мудростью).

Употребление пояса состояло в том, что посвящаемого опоясывали «поясом Иоанна», белым шерстяным шнурком, который через прикосновение к идолу делался священным талисманом. Посвященный в мистерии рыцарь после этого никогда уже не снимал пояса, служившего отличительным знаком его принадлежности к тайному союзу. Название волшебного шнурка Тамплиеров «поясом Иоанна» объясняется тем почитанием, которым пользовался Иоанн Креститель у Рыцарей Храма. Главным праздником Ордена был день Иоанна Крестителя. Изображение его, которое некоторые принимали также за изображение Магомета, висело в зале, где происходили собрания Тамплиеров. Замечательно, что это почитание Иоанна Крестителя превыше Христа встречается еще у древней жидовствующей секты Мандаитов, учение которой перешло к Манихеям, а также и во все системы современного масонства.

Под влиянием тайного учения, основанного на поклонении злу, совершенно изменились и нравы Тамплиеров. При поступлении в Орден Рыцари Храма по прежнему давали обет целомудрия, бедности и послушания. Но для посвященных в мрачные мистерии братьев обет этот терял всякое значение; монашеское смирение и воздержание, в силу их тайного учения, уступили место сатанинской гордости и безудержному разврату. «Несомненно, что многие рыцари предавались развратной жизни и противоестественным порокам», говорит историк Шустер [ 90 ], в обще чрезвычайно благосклонный к Тамплиерам. Об этой безнравственности Рыцарей Храма не менее определенно высказывается и масон Финдель [ 91 ]: «К концу XII века, — говорить он, — в Ордене нашли себе свободное поле действия нравственное вырождение, распущенность, религиозный индифферентизм и просвещение, шедшее против церкви». Это противорелигиозное направление Тамплиеров выразилось даже в чисто внешних признаках. Так, «крест на рыцарской мантии стал для них лишь орденским знаком и мало-помалу перешел в простое Т (тамплиер)».

Чем же объяснить это превращение ордена благочестивых монахов-воинов в, тайный союз поклонников Сатаны? Приведем, мнение об этом обстоятельстве известных нам историков тайных обществ.

Масон Клавель говорит: «Теперь уже вполне доказано, что Орден Тамплиеров был ветвью гностицизма, и что учение его в большей своей части являются воспроизведением учения древней гностической секты офитов»... Далее, тот же Клавель, ссылаясь на восточных историков, указывает, что «Тамплиеры в разные времена находились в близких. сношениях с тайным союзом Ассассинов или убийц»(гл. IV). что «оба союза имели одинаковую организацию, одинаковые степени посвящения, одинаковые цвета одежды (белый и красный); как Ассассины, так и Тамплиеры стремились к разрушению тех религий, которые они наружно исповедывали» [ 92 ].

Знаток тайных, обществ аббат Дешан приводит следующие слова масонского писателя Рагона, пользующегося громадным авторитетом среди масонов: «Крестоносцы, явившиеся в Азию с тем, чтобы завоевать Святую Землю и воздвигнуть на ней знамя Креста, познакомились там с мистериями гностиков и Манихеев, сохранившимися среди небольшого количества проживавших там христиан (вернее христианских еретиков). Таким образом Рыцари Храма в Азии были посвящены в иудейские мистерии» [ 93 ].

Современный исследователь тайных. обществ Луи Дасте говорит, что, в силу изменения, внесенного в устав Рыцарей Храма, согласно которому дозволялось принимать в Орден отлученных от Церкви, после разгрома во Франции в начале XIII века манихейской секты Альбигойцев, многие из этих еретиков в том, числе глава их Раймонд VI граф Тулузский, нашли убежище в Ордене Тамплиеров, и что, проникнув в него Альбигойцы заразили Рыцарей Храма ядом своего основанного на иудейской Каббале учения. Тот же Луи Дасте указывает также, что Орден Тамплиеров подвергся иудейскому влиянию и на Востоке, именно, через жидовствующую мусульманскую секту Ассассинов [ 94 ].

Наконец, авторитетный масонский историк Финдель, отрицающий связь настоящего правоверного масонства (как будто не все масонство одним миром мазано?) с Тамплиерами и потому не стесняющийся в своих суждениях об этих последних, также свидетельствует о том влиянии, которое имела на Рыцарей Храма в Европе еретическая секта Кафаров, т.е. Альбигойцев и других им подобных [ 95 ].

Таким образом, свидетельства как масонских, так и антимасонских исследователей сводятся к тому, что превращение Ордена Рыцарей Храма в тайное, враждебное государству и христианству общество произошло под влиянием двух однородных течений: в Европе жидовствующей секты Кафаров (Альбигойцы, Брабансоны и друг.) заразили Орден Тамплиеров своими манихейскими лжеучениями. В Азии тоже манихейство проникло в Орден, благодаря постоянным сношениям его с мусульманскою сектою Ассассинов, которая, как мы знаем, создалась под влиянием иудеев и, имея своею целью разрушение ислама, исповедывала ту же манихейскую ересь.

Чрезвычайно трудно с точностью определить, когда именно началось в Ордене Тамплиеров уклонение с первоначального пути служения Церкви и ближнему. Аббат Дешан приводит на этот счет мнение масонского писателя Рагона, который утверждает, будто основатели Ордена и первый гроссмейстер его Гуго де-Пайен уже был посвящен в мистерии восточных христианских еретиков [ 96 ]. Кроме того, Луи Дасте и масон Клавель указывают, что именно основатель Ордена Тамплиеров Гуго де-Пайен уговорил Иерусалимского короля Балдуина II вступить в союз со «Старцем с горы», главою вышеупомянутой могущественной мусульманской секты Ассассинов или убийц, причем, Ассассины должны были предать город Дамаск в руки крестоносцев, и взамен получить город Тир. Этот противоестественный, как справедливо называет его Луи Дасте, союз Креста и кинжала окончился полною неудачею, так как союзники потерпели под Дамаском страшное поражение (1148 г.) [ 97 ].

Вышеприведенные указания дают некоторый повод допустить, что Орден Тамплиеров уже с самого своего основания подвергся на Востоке некоторому влиянию жидовствующих сект. С полною же уверенностью, основываясь на указаниях Финделя и Шустера, можно сказать, что к концу XII столетия враждебные Церкви и государству течения уже преобладали в Ордене, а к началу XIII века тайное еретическое учение его окончательно оформилось и установилось.

Изменив Церкви, Тамплиеры стали мало-помалу и изменниками общему делу европейцев на Востоке, изменниками христианской цивилизации и государственности. Хотя, следуя своим воинственным наклонностям, Рыцари Храма и продолжали принимать участие в битвах с сарацинами, но к концу XII века, по свидетельству Финделя, «все помыслы Ордена обратились на приобретение исключительного господства и владычества в Палестине, и для достижения своих целей он не всегда избирал похвальные средства. Храмовники отказывались помогать там, где надеялись стать повелителями. Политика, которой следовал Орден, была своекорыстная, изменническая; постыдные интриги Ордена во многом повредили христианству, которое понемногу стало терять приобретенную им на Востоке силу» [ 98 ].

Тот же масон Финдель говорит, что с началом упадка королевства Иерусалимского, Орден еще более сблизился с Сарацинами, и что раньше он не раз заключал союзы с египетскими султанами (потомками иудея Обайдаллаха).

Когда в 1187 году Иерусалим был отнят у христиан Саладином, Орден Тамплиеров переселился в Акру, приморскую крепость в Сирии, завоеванную в 1191 году Филиппом-Августом и Ричардом Львиное Сердце. Здесь Тамплиеры, по утверждению их усердного .защитника Шустера, вместе с другими рыцарскими Орденами, были единственною защитою оставшихся в Палестине христиан и их приморских владений. Но, по свидетельству более беспристрастного Финделя, в эту эпоху «Храмовники воевали вяло... они знали, что конец христианскому владычеству на Востоке близок и сами желали этого, потому что сердце их лежало больше к Западу».

После потери христианами Иерусалима, Тамплиеры, по свидетельству Финделя, больше .занимались своими внутренними делами: «копили богатства, вербовали богатых и знатных. членов, увеличивали число своих провинций в Европе и распространяли всюду храмовнический дух, показывая в то же время, будто очень заботятся о сохранении благосклонности пап». Покровитель Тамплиеров историк Шустер описывает, каким путем увеличивались богатства Ордена: «Прибыльные торговые предприятия, оживленное банкирское и вексельное дело беспрерывно увеличивали огромные наличные средства ордена, которые хранились в его главном банке — парижском Храме» (так назывался укрепленный монастырь, убежище Тамплиеров в Париже). «Во второй половине ХІП века ежегодный доход Ордена достигал 54 миллионов франков» [ 99 ]. Когда в 1291 году крепость Акра, последний оплот христиан на Востоке, была взята сарацинами, Тамплиеры покинули Сирию и переселились на остров Кипр, хотя главный центр их деятельности давно был перенесен в Европу, где большая часть их проживала в богатых орденских поместьях.

Со времени основания Ордена Рыцарей Храма (1118 г.) до переселения их на о. Кипр (1291 г.) прошло 173 года. Таким образом, благодаря тому исключительному положению, которое сумел создать для себя Орден, и лицемерием, с которым он представлялся преданным и покорным папскому престолу, в течение почти двух столетий враждебное христианству и государственности тайное общество могло свободно преследовать свои преступные цели, не встречая никакого противодействия со стороны светской и духовной власти. Но в начале XIV века, через несколько лет, после переселения Ордена Тамплиеров на о. Кипр, существованию его был внезапно положен конец. Король французский Филипп Красивый нанес Ордену решительный удар совместно с папою Климентом V.

Многие историки объясняют уничтожение Ордена Рыцарей Храма не государственной необходимостью, а алчностью, которую вызвали в Филиппе Красивом, вечно нуждавшемся в деньгах, их колоссальные богатства. Историк же Шустер, оплакивающий трагическую участь Тамплиеров и негодующий на их гонителя, видит в уничтожении опасного, международного тайного союза, кроме того, акт личной мести со стороны французского короля и в подтверждении своего взгляда, приводит следующие факты:

Во-первых, Филипп Красивый никогда не мог простить Тамплиерам, того, что во время кровавого восстания жителей Сицилии против французского владычества Тамплиеры стали на сторону сицилийцев, и приняли деятельное участие в поголовном избиении французов, и в изгнании их с о. Сицилии (1282 г.).

Затем, французские Тамплиеры «являлись камнем преткновения во всех планах Филиппа Красивого и отказывались согласовать свою деятельность с его интересами. Интересы как и планы короля, по свидетельству того же Шустера, заключались в «усилении королевской власти, в стремлении к государственному единству и к образованию национальной монархии» [ 100 ].

Король французский стремился единству власти и управления, а «Орден Тамплиеров держал в полной зависимости землевладельцев — дворян и крестьян, которые отдавали ему свое имущество и отказывались от личной свободы, чтобы под защитою всемогущего Ордена укрыться от грубых вымогательств королевских чиновников». Мы полагаем, что приведенные Шустером факты в достаточной степени объясняют отношение Филиппа Красивого к Тамплиерам, независимо от каких-либо личных и корыстолюбивых соображений короля. Совершенно очевидно, что французскому монарху ничего другого и не оставалось сделать, как уничтожить с корнем властолюбивый и могущественный Орден, который, занимаясь ростовщичеством и государственною изменою, держа в кабале земледельческие классы, вооружая их против законной власти и являясь, по выражению того же Шустера, «государством в государстве», представлял серьезнейшую опасность для всякой страны и не мог быть терпим ни одним правительством. Добавим к этому космополитический характер Ордена, имевшего свои общины во всех государствах Европы, и тогда станет еще очевиднее, что подобного рода международный союз, даже помимо его еретического направления, мог быть терпим лишь до тех пор, пока его объединяло такое великое и равно близкое всем европейским государствам дело, как борьба с врагами христианства. Но когда дело христиан на Востоке было проиграно, чему, между прочим, способствовала и изменническая политика Рыцарей Храма, дальнейшее существование Ордена стало совершенно недопустимым.

Нет поэтому ничего удивительного, что король французский воспользовался первым предлогом, чтобы положить конец этому предательскому союзу. Таким предлогом явились разоблачения двух бывших Тамплиеров, которые поведали Филиппу Красивому о тайном изуверском учении Ордена, об его пороках и преступлениях.

Для полного уничтожения Ордена королю необходимо было содействие папы. Климент V долго не решался поднять руку на союз, пользовавшийся в течение двух веков благосклонностью пап. Наконец, побуждаемый королем, от которого он находился в известной зависимости, папа решился вызвать гроссмейстера Ордена Якова Моле с о. Кипра под предлогом переговоров о новом крестовом походе. Моле прибыл во Францию со всем своим конвентом, архивом и казною. 13-го октября 1307 г. все Тамплиеры во Франции, с их гроссмейстером и конвентом, были внезапно арестованы по приказанию короля, и над ними началось строгое следствие.

Чрезвычайно либеральный и «гуманный», но вечно противоречащий себе историк Шустер говорит, что папа принял участие в «этом неслыханном судебном преступлении», под давлением короля и общественного мнения и что по всей стране разбрасывались подложные прошения от народа к королю об уничтожении ереси Тамплиеров. Мы вполне верим Шустеру, что общественное мнение негодовало против Тамплиеров; что же касается подложности прошений от народа, то правдивость этого указания остается на совести историка.

12-го августа 1308 года была издана папская булла «Faciens misericordiam», повелевавшая духовным и светским властям возбудить против Тамплиеров судебное преследование. Процесс Тамплиеров продолжался 7 лет. Судебное следствие во всех странах дало одинаковые результаты и вполне выяснило еретическую и преступную деятельность Ордена. Буллою от 2-го мая 1312 г. папа оповестил вес христианский мир о принятом им решении уничтожить Орден Тамплиеров и предал его проклятию.

В результате некоторые Тамплиеры были сожжены, в том числе и гроссмейстер их Яков Моле (11-го марта 1314 г.), остальные подверглись заключению, из которого многие, по уничтожении Ордена, были освобождены и примирились с властями. Некоторые из еретиков нашли спасение в бегстве. Имущество Ордена было конфисковано королями французским, английским, испанским и другими правителями [ 101 ]. Шустер видит в осуждении Тамплиеров «самую ужасную и позорную несправедливость, какая была занесена на страницы истории средневековой Церкви», и считает, что преступления Ордена не доказаны ничем, кроме свидетельства людей, недостойных доверия, и показаний самих Тамплиеров, вынужденных у них пыткою Это утверждение не в меру усердного защитника преступного Ордена совершенно опровергается свидетельством не менее, чем Шустер, либерального, но более беспристрастного историка Мишле, который в своей истории Тамплиеров опубликовал все подлинные документы, относящиеся к их процессу.. Самый главный из этих документов, заключающий протокол допросов гроссмейстера Якова Моле и 231 влиятельнейших членов Ордена и показания, данные ими, вполне подтверждает большинство фактов, указанных нами выше, именно: отречение от Христа; оплевывание Креста и попрание его ногами при обряде посвящения и особенно в св. пятницу; непристойные поцелуи, которыми обменивались между собою посвящаемые и присутствовавшие братья; поклонение идолу; наказание смертью за нарушение тайны или неповиновение; противоестественные пороки (содомия), как вполне установившийся обычай; пользование самыми преступными средствами для обогащения Ордена, до грабежа и ложной присяги включительно и проч.

Все эти показания были даны самыми высокопоставленными членами Ордена, без всякого принуждения, на допросе, который велся наиболее уважаемыми сановниками Церкви, «медленно, с крайней снисходительностью и мягкостью» (подлинные слова Мишле). Мишле добавляет, что показания, данные при описанных условиях, внушают более доверия, нежели те отрывочные и мало поучительные сведения, которые членам инквизиции и королевским чиновникам удалось исторгнуть у Тамплиеров пыткою непосредственно после их ареста.

Впрочем, Яков Моле, будучи уже возведен на костер, громогласно отрекся от всех своих показаний и, призывая на суд Божий короля и папу, предсказал скорую их гибель. Действительно, оба умерли в том же году в ужасных мучениях. Папа скончался 20-го апреля 1314 г., а Филипп Красивый 29-го ноября того же года, 40 лет от роду, от какой-то загадочной болезни. Масонские писатели объясняют смерть обоих противников Ордена справедливым возмездием со стороны «высшей силы». Вероятнее всего, что Климент V и Филипп Красивый были просто отравлены тайными сторонниками погибшего Ордена, которые в данном случае и сыграли роль темной «высшей силы», дабы оправдать пророчества Якова Моле и отомстить монарху и папе, осмелившимися освободить христианский мир от тайного союза служителей сатаны. Любопытно отметить отношение масонства к Ордену Тамплиеров. Большинство масонских писателей, как Рагон, Редарес, Бонневиль и другие, являющимися ярыми защитниками Ордена отрицают его преступную деятельность и называют Тамплиеров, как и Альбигойцев, жертвами фанатизма пап и деспотизма монархов. Такое отношение большинства масонских писателей к еретическому Ордену объясняется тем, что они считают масонство прямым преемником Тамплиеров, утверждая, будто Орден Рыцарей Храма никогда не переставал существовать, так как после разгрома его в XIV веке многие Тамплиеры укрылись в Шотландии и вступили в союзы каменщиков, из которых впоследствии и возникло тайное общество франк-масонов.

Другие же масонские писатели, более дальновидные, в том числе и Финдель, в виду исторически доказанной виновности Ордена, находят более целесообразным и разумным не оспаривать исторического факта и не защищать Рыцарей Храма, но за то отрицают всякую связь их с масонством. Финдель указывает, между прочим, что в ХVІІІ веке желание некоторой части масонства восстановить Орден Тамплиеров выразилось в появлении в Германии и Франции отдельных масонских систем, которые воспроизвели ритуал Тамплиеров и выдавали себя за прямых преемников Ордена, на основании документов, подложность которых, по мнению Финделя, не подлежит сомнению.

Стремясь доказать, что настоящее правоверное масонство не имеет ничего общего с Орденом Тамплиеров, Финдель идет еще дальше, он обвиняет некоторых «ослепленных» масонов XVIII века в весьма неблаговидных поступках: «Так, говорит он, — масоны — почитатели Ордена скупили все Мольденгаверово издание актов процесса Храмовников, потому что ими доказывалась виновность Ордена. Мольденгавер и Мюнтер хотели издать второй том, но, будучи сами масонами, побоялись повредить своим добрым отношениям к прочим братьям»... Еще лучше поступили масоны с сочинением Дюпюи «История осуждения Храмовников», вышедшим в свет в 1605 году. Тут они совершили настоящий подлог: так как уже нельзя было скупить издания после того, как оно распространялось в публике; в течение ста лет, то масоны в 1751 году сами издали сочинение Дюпюи, но «в таком искаженном виде, что выходило, будто бы Дюпюи не обвиняет Орден, а доказывает его невинность». [ 102 ]

Эти разоблачения «правоверного» масона Финделя, относящиеся к его «ослепленным» собратьям, интересны, главным образом, как характеристика масонских приемов и обычаев.

Что же касается того, кто прав, — «ослепленные» ли масоны, утверждающие, что Орден Тамплиеров не переставал существовать и нашел убежище в строительных союзах Шотландии, — или «правоверные» масоны, отрицающие это, то по недостатку точных исторических данных, вопрос этот вряд ли поддается разрешению. Весьма вероятно, что уцелевшие остатки Ордена и слились с какими-либо более или менее тайными обществами и союзами. Не исключена возможность и того, что некоторые члены Ордена после его уничтожения проникли в профессиональные союзы каменщиков, в которых действительно еще задолго до превращения их в тайное общество франкмасонов проявлялись некоторые враждебные Церкви течения.

Так или иначе, отрицаемая Финделем связь между Орденом Тамплиеров и масонством не подлежит никакому сомнению. Лучшим доказательством духовного родства этих враждебных государству и Церкви тайных обществ является благоговейное почитание масонами памяти Тамплиеров. Так в самой распространенной из масонских систем, известной под именем древнего и принятого Шотландскаго обряда, имеющего 33 степени, 30-ая степень (рыцарей Кадош) посвящена памяти Тамплиеров, прославлению их последнего гроссмейстера Якова Моле и поруганию папы Климента V и короля французского Филиппа Красивого, виновников уничтожения Ордена.

Для нас, во всяком случае, очевидно одно: если даже Тамплиеры и не имели возможности передать непосредственно свое учение масонам, то это нисколько не изменяет того несомненного факта, что по происхождению, по духу, по учению, обрядам и целям, Орден Рыцарей Храма и Масонство являются детищами одной и той же Темной Силы — всемирного иудейства, стремящегося к разрушению христианской цивилизации, чтобы на развалинах ее воздвигнуть Храм Соломонов т.е. иудейское господство.

Категория: Мои статьи | Добавил: antimason (05.05.2009)
Просмотров: 1419 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2016
Сделать бесплатный сайт с uCoz