ГНОСТИКИ - Мои статьи - Каталог статей - Масоны России. Антимасон. Масон. Вся правда о масонах.
Среда, 07.12.2016, 15:29

АНТИМАСОН

Главная | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость
RSS
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории каталога
Мои статьи [34]
Наш опрос
Ваше отношение к масонству
1. Категорически неприемлю
2. А кто это? оО
3. Я их всех обожаю и хочу быть с ними
4. Я сам масон
5. Ничего о них не знаю
6. Мне все равно
Всего ответов: 31
Мини-чат

Каталог статей


Главная » Статьи » Мои статьи

ГНОСТИКИ
За много веков до пришествия Спасителя, идея о мировом господстве жила и укреплялась среди иудеев под влиянием каббалистов. Толкуя писания Ветхого Завета согласно со своими вожделениям и планами, мудрецы иудейские внушали своему народу, будто Мессия, предсказанный пророками, будет земным царем, который не только освободит иудеев от чужеземного гнета, но силою меча уничтожит врагов избранного народа и отдаст в руки его скипетр всей земли. Признание Господа Иисуса Христа, пришедшего проповедовать Царство не от мира сего для спасения всех народов истинным Мессиею, грозило крушением всех веками лелеянных надежд и вожделений иудейского народа. Обманутые надежды мудрецов и руководителей иудейских — вот источник их ненависти к христианству.

Добившись осуждения на смерть Господа Иисуса Христа, иудейские каббалисты (первосвященники, книжники и фарисеи) надеялись., что учение Его будет забыто и не явится препятствием к осуществлению их безумной мечты об иудейском мировом владычестве. Но когда ни жестокие преследования, ни клеветы, ни доносы, ни избиения, ни насилие со стороны иудеев над св. апостолами и первыми христианами не остановили чудесного распространения божественного учения, иудеи, в своей неустанной борьбе против христианства, прибегли к новому, поистине адскому орудию. Они задумали в самом основании поколебать христианскую религию и, посредством тайных обществ и ересей, исказить ее чистоту внесением в нее языческих понятий, которыми проникнута Каббала. Среди новообращенных христиан было много людей, не твердых в вере, не вполне еще освободившихся от своих прежних иудейских или языческих заблуждений. Такие христиане являлись благодатною почвою для иудейских махинаций. К первым тайным орудиям направленными иудеями против христианства, следует, прежде всего, причислить организации древних еретиков, известных под именем гностиков. Лжеучения гностиков, основанные на иудейской Каббале, впоследствии, стараниями иудеев, проявились во многих тайных обществах и ересях, между прочим, в мартинизме и в отвратительной и безнравственной секте хлыстов. 

Отцы Церкви первых веков христианства, во всеоружии пламенной веры и глубоких по знаний, не уставали обличать лжеучения этих еретиков, ополчившихся против, Церкви Христовой. Из таких обличителей гностических ересей особенно замечателен св. Ириней, епископ Лионский, умерший мученическою смертью во время гонения императора Сентимия Севера около 202 года. В творениях св. Иринея [ 31 ] подробно изложены учения гностиков, которые он опровергает на основании св. Писания. Пользуясь данными, почерпнутыми из трудов св. Иринея Лионского, к сожалению, забытых. нашею безверною интеллигенциею, а также данными из истории Церкви и из сочинений французских антимасонов, мы попытаемся представить читателям в кратком изложении основы лжеучения гностиков, свидетельствующее о несомненном иудейском происхождении гностических ересей. Гностик значит «знающий» от греческого слова гнозис, знание. Еретики, присвоившие себе это горделивое наименование, считали себя обладателями высшего, совершенного знания, но обличитель их св. Ириней справедливо называет их учение лжеименным знанием. Гностики заимствовали свои лжеучения и самое свое наименование из иудейской Каббалы, учение которой также выдается иудеями за высшее или совершенное знание.

Гностических ересей существовало очень много, так как каждый более или менее даровитый гностик составлял свою систему, но в основе всех этих систем все же лежало туманное учение Каббалы, так или иначе видоизмененное.

Мы особенно настаиваем, на том, что полного тождества с Каббалою нельзя искать ни в гностицизме, ни в учениях прочих тайных обществ. Цель иудеев — инициаторов лжеучений, направленных против христианства и других неиудейских религий, заключалась не в том, чтобы посвятить чуждые им народы в свою тайную премудрость, а в том, чтобы разрушить религиозные, общественные и государственные устои этих народов и подчинить их своему влиянию.

Руководствуясь этой целью, иудеи — основатели и скрытые вдохновители тайных обществ и ересей — черпали из Каббалы основные идеи своих лжеучений, и затем каждый из них развивал и изменял добытый из этого кладезя лжи материал сообразно со своею фантазиею или же применительно к данным обстоятельствам. Так, например, гностики примешали к своим лжеучениям и некоторые идеи греческого философско-религиозного мировоззрения, дабы сделать свои мудрствования более приемлемыми для греко-римского мира, к которому они, главным образом, обращались со своею проповедью. Таким образом, гностические ереси, во множестве появившиеся в первые века христианства, несмотря на значительные различия в подробностях, заключали в себе следующие основные черты:

Гностики учили о существовании двух миров, духовного — источника добра и света, и материального — источника зла и тьмы, причем понятие добра и зла они отожествляли с понятиями знания (гнозиса) и незнания. К гностикам в этом случае применимы слова апостола Павла, который говорит, что «знание надмевает, а любовь назидает» (Кор.VIII.1). Действительно, эти разрушители христианства, уча, что добро заключается не в любви и проистекающих от нее христианских добродетелях, а в знании, надменно взялись за непосильную для человеческого разума задачу дать безусловное разрешение всех вопросов бытия — о Высшем Существе, о мироздании, о происхождении зла и пр.

Гностики учили, что чувственный мир есть отображение выше чувственного, и что первоначальное половое различие служит источником развития всякой жизни. Высшее Существо, у гностиков, называлось Глубиною или Первоначалом и Первоотцем (в Каббале оно именуется Эн-Соф, бесконечная Сущность).Из этого неведомого и неизследуемого Первоначала или Глубины и потом друг из друга попарно истекают божественные силы — эоны (по гречески всегда сущий; этим именем гностики называли так же и Высшее Существо; в Каббале те же истечения Божества называются сефиротам — ступенями), которые разделяются на мужские или действующие и женские или приемлющие. «0 самом Первоначале или Глубине у них много различных мнений. Одни говорят, что она не имеет четы, не есть ни мужского пола, ни женского и вообще не есть что-либо; а другие называют ее мужеско-женскою, приписывая ей естество гермафродита. Еще другие соединяют с нею Молчание, как супругу, чтобы образовалась первая чета» [ 32 ]. Проявлением себя через истечение божественных сил — эонов ограничивается роль Высшего Существа гностиков, которое затем, остаются совершенно безучастным к миру и бездеятельным.

Последний из эонов, наиболее удаленный от Первоначальной Единицы, имел в себе зачаток материи и служил посредником между мирами духовным и чувственным. Этому-то эону, которого они называют и божественною Мыслью и Премудростью, обязан, по учению гностиков, своим существованием вес видимый мир с его Богом и ангелами, добрыми и злыми ибо деятельный эон не ограничился тем, что положил начало материальной жизни, но образовал еще из своей душевной сущности, некую низшую по сравнению с собою Силу — Димиурга (Творца Мира), который и создал весь видимый мир из первоначального вещества, заключающегося в упомянутом эоне.

Притом, Димург, будучи «будучи не способен к познанию чего-либо духовного», не подозревая даже о существовании Первоотца, «подумал что, сам Он один Бог, и сказал через пророков: Я Бог и нет кроме Меня». [ 33 ] Между тем по учению гностиков, неведение Димиурга было таково, что «сотворил небо, не зная, что такое небо; создал человека, не зная, что такое человек; произвел на свет землю, не зная, что есть земля» [ 34 ]. Таким образом, Димиург стал Отцом и Богом видимого мира.

По учению других гностиков, мир был создан не одним Димиургом, а несколькими ангелами, образованными эоном. Но суть остается, неизменна; Творцом вселенной кощунственно признается не Вышней Бог, а какая-то отдельная от Него и не ведующая Его сила. 

Из учения гностиков вытекала полная свобода от нравственных законов, и безнравственность их переходила в настоящий культ распутства.

Все гностики, подобно каббалистам, основывали. свои лжеучения на ложном толковании и извращении св. Писания.

Вот та основа, заимствованная из Каббалы, та канва, по которой создатели гностических ересей вышивали свои узоры, более или менее нелепые, более или менее сложные и всегда кощунственные, ибо, как говорит св. Ириней, «у них нет ничего без богохульства».

Отметим, кроме того, отношение гностиков к Спасителю. Все основатели гностических сект пользовались именем Господа Иисуса Христа, как приманкою для вовлечения христиан в свою ересь. Одни из гностиков признавали Его человеком, на которого сошла Высшая Сила, добавляя, что этою высшею силою обладают и многие из них и даже в еще большей мере. Другие учили, что Спаситель только принял вид человека, но в действительности был бестелесен и потому не испытывал страданий. Все гностики учили, что Спаситель пришел для того, чтобы сообщить достойным некое высшее сокровенное знание и апостолам якобы повелел сообщать таковое втайне также лишь достойным и избранным. В подтверждение своих вымыслов, гностики ссылались на .некоторые притчи и деяния Спасителя, толкуя Евангелие и искажая его по своему усмотрению, а также на авторитет апостолов, учение которых, якобы, сообщили им (гностикам) тайное учение Спасителя. 

Почти все основатели гностических сект, наружно исповедывали учение христианской Церкви, постоянно вращаясь между христианами и увлекая в свои ереси даже некоторых пастырей, чем вносили раскол в Церковь, так как пастыри эти, тайно исповедуя гностические лжеучения, распространяли, под видом истинного христианства, еретические заблуждения в тех странах, куда их посылали папы и епископы для просвещения язычников.

Симон Волхв. Отцом гностических сект был иудей с о. Кипра Симон Волхв, который в деяниях апостолов и в трудах св. Иринея и французских антимасонов называется Симоном Самаритянином, вероятно, потому, что свои лжеучения он начал раньше всего распространять в Самарии. Этот основатель гностицизма был современником апостолов и учеником александрийского философа, иудея и каббалиста Филона. Филон же, родившийся лет за 20 до Р. X. и умерший приблизительно в 40-х годах христианской эры, может по справедливости считаться предшественником гностиков. Этот знаменитый жидовский философ и каббалист немало потрудился над иудаизациею греко-римского языческого мира. Для этой цели он стремился объединить греческие философские идеи с иудейским богословием в одну религиозно-философскую систему. В качестве истинного каббалиста, Филон видел в повествованиях Библии лишь ряд аллегорий для разъяснения сокровенного смысла которых он прибегал, между прочим, к философским воззрениям Платона и Пифагора облекая, таким образом, иудейские идеи в греческие одежды, Филон делал их более приемлемыми для греко-римского мира и искусно подготовлял его иудаизацию.

То обстоятельство, что отец гностиков Симон Волхв, был учеником александрийской школы Филона, объясняет присутствие в учениях гностиков, рядом с очевидным влиянием иудейской Каббалы, и некоторой примеси греческих мифов и философских идей.

Симон Волхв начал свою деятельность, как и подобает доброму иудею, с обмана и подкупа. Встретившись с апостолами Филиппом и Петром, и пораженный тем, что св. апостолы исцеляли недужных и сообщали уверовавшим дар Св. Духа через возложение рук, Симон Волхв приписал эти чудеса не Силе Божией, а тому, что апостолы обладали совершенным, по его мнению, знанием высшей магии. Желая приобщиться к этому знанию, Симон познакомился с учением Христа и лицемерно принял христианство, а затем стал предлагать апостолам деньги, чтобы и самому получить эту силу — давать всякому по произволу Духа Святаго. Но апостол Петр с негодованием отверг нечестивого каббалиста, сказав ему: «Серебро твое да будет в погибель с тобою, ибо ты помыслил дар Божий получить за деньги. Нет тебе в сем чести и жребия, ибо сердце твое не право перед Богом. Ибо вижу тебя, исполненного горькой желчи и в узах неправды» (Деян. Апостолов VIII, 20-23).

После этой справедливой отповеди, Симон Волхв отошел от апостолов, и начал проповедовать свое собственное еретическое учение, изумляя народ волхованиями и «выдавая себя за воплотившеюся Силу Божию, которая на Симоне явилась в лице Бога Отца, при Тиверии в, образе Сына, над апостолами в виде Св. Духа» [ 35 ].

В Ватикане хранится рукопись неизвестного автора, озаглавленная «Рhilosophumena», в которой подробно описана нечестивая деятельность Симона, пытавшегося, главным образом, соперничать со св. апостолом Петром. В каждом городе, куда приходил апостол, он находил уже народ, совращенный лжеучением Симона, который спешил обыкновенно удалиться из города, где появлялся св. Петр, и в другом месте продолжать свое темное дело. Так было, между прочим, в городах Цезаре, Тире, Берите, Библисе, Сидоне, Триполи и Риме, из которых слуга диавола бежал от лица слуги Божия.

Учение Симона Волхва состояло в следующем: Из Высшего Существа, истекают попарно божественные силы — эоны, мужского и женского полов. Первые 6 эонов составляют мир духовный и называются Ум и Мысль, Слово и Имя, Разумение и Помышление. Из этих эонов истекают 6 новых сил, которые образуют второй, посредствующий между материею и духом мир, служащий отражением первого. Из эонов второго мира истекают низшие эоны или ангелы и силы, также числом шесть, которые составляют третий мир, и эти эоны создают, наконец, четвертый мир, видимый и материальный, который является таким образом последним отражением высшего духовного мира.

Для создания видимого мира, один из посредствующих эонов (второго мира), именно божественная Мысль, которую последователи современной, так называемой, гностической церкви, находящейся в Париже, называют «Владычица св. Дух» (дух — по еврейски раух женского рода), должна была сойти в материю и в этом-то, т.е. в падении Мысли в материю, и заключается, по учению Симона, источник зла в мире. Сойдя в материю, божественная Мысль была из зависти задержана ангелами, происшедшими от нее и сотворившими мир. Эти ангелы не допустили Мысль вернуться к Отцу, и божественная изгнанница. должна была в течение долгих веков странствовать в этом мире, переходя из одного тела в другое. Она была, между прочим, в теле знаменитой Елены, из-за которой возгорелась Троянская война. В многострадальных своих странствованиях, переходя из тела в тело, терпеть от него бесчестие, она (Мысль) отдалась наконец в развратный дом в Тире [ 36 ].

Симон же Волхв, именовавший себя Спасителем и воплотившимся Словом Божием, учил, что он принял образ человека именно для того, чтобы освободить божественную Мысль из уз материи, а людей от тирании ангелов сотворивших мир.

Обретая божественную Мысль (распутную женщину, по имени Селена или Елена), которую он приравнивал к погибшей овце в притче Спасителя, Симон Волхв освободил ее от уз материи тем, что вступил с нею в супружество, дабы осуществить на земле таинственный брак, соединяющий в вышнем мире Ум и Мысль.

Во исполнение же второй части своей миссии, заключавшейся в освобождении людей от тирании ангелов, создавших мир, Симон Волхв учил, что законы и заповеди установлены творцами мира лишь для того, чтобы, таким образом поработить людей; что люди, верующие в него, Симона, и в его Елену свободны делать, что они хотят и спасутся этою верою независимо от дел, «ибо дела праведны не по природе, а случайно» (по воле низших ангелов, творцов мира).

Поэтому, пишет св. Ириней, мистические жрецы этой секты живут сладострастно и занимаются делами волхвования... Они употребляют заклинания и заговоры. Любят прибегать к средствам, возбуждающими любовь, к так называемым духам домашним и наводящим сон, и к другим забавным проделкам. Они имеют также изображение Симона, представленного в виде Юпитера, и Елены — в виде Минервы, и молятся им» [ 37 ].

Что же касается чудес или волхований, которыми Симон старался укрепить веру, в свое якобы божественное происхождение, то они заключались в вызывании духов, в демонстрировании огненных изображений языческих богов, в предсказывании будущего посредством человеческого черепа, поставленного на землю и говорящего на страшном и непонятном языке, и пр. Неизвестный автор упомянутой рукописи, хранящейся в Ватикане (Рhilosophumena), подробно описывает посредством, каких, физических приемов Симон творил многие из этих волхвований, которые для современной науки были бы детскою забавою.

Симон Волхв был ученым каббалистом, Каббала же, как мы знаем, в значительной степени заимствована из тайных языческих учений древности, а языческим жрецам были известны многие научные истины, которые только теперь стали достоянием общедоступного знания. Так, им уже, по-видимому, были известны электричество и его применение; они были весьма сведущи в химии, астрономии и медицине. Кроме того, спиритизм и гипнотизм, которые возбуждают такой интерес в наше время, практиковались древними жрецами в широких размерах. Вот объяснение тех чудес, которыми каббалист Симон поражал невежественную толпу.

Перейдем теперь от Симона Волхва к последующим, наиболее выдающимся из гностических лжеучений, которые, по выражению св. Иринея, «как грибы из земли, стали появляться» под влиянием Темной Силы, ополчившейся против христианства.

К гностикам апостольского века принадлежал также Менандр, ученик Симона Волхва, и Керинф, иудей из Александрии, ученик александрийского философа и каббалиста Филона.

Менандр. Учение Менандра о Божестве и создании вселенной почти тожественно с учением Симона Волхва. Подобно своему учителю, Менандр выдавал себя за Спасителя и возвел магию и волхвование на степень единственного культа, достойного Божества. Он учил, что через искусство волхвования, которое он преподавал, людям возможно побеждать самих ангелов, сотворивших мир, и повелевать ими, а также что «через крещение от него ученики его получают воскресение и не могут умереть, но остаются нестареющими и бессмертными». Эти кощунственные и опасные бредни каббалиста Менандра мы встречаем 18 веков спустя у знаменитого шарлатана масона и жида Иосифа Бальзамо, известного под именем Калиостро, смущавшего и увлекавшего накануне Великой французской революции высшие круги всей Европы этими измышлениями иудейской Каббалы.

Керинф. Учение Керинфа представляет уже некоторую разницу с учениями первых двух гностиков. Придерживаясь той же каббалистической теории эманации (истечения) божественных сил, он учил, что мир сотворен не нескольким ангелами, но силою, далеко отстоящею от превысшего первого начала и ничего не ведающею о Всевышнем Боге. Учение это еще более кощунственно как отрицая нескольких творцов мира и приближаясь как будто к единобожию Ветхого и Нового Заветов, оно в то же время низводит Творца мира на степень второстепенного божка, выше которого существует якобы еще какой-то неведомый Бог. Мы увидим полное развитие этого учения в позднейшей гностической ереси Валентина. Керинф учил еще, что Господь наш Иисус Христос был рожден, так же, как и все люди и что при крещении на Него сошел в виде голубя горний Христос (один из эонов), а при страданиях покинул Его. Горний Христос устами человека Иисуса возвестил, якобы, избранным и достойным какого-то неведомого Бога. Большинство гностических ересей, кроме трех вышеупомянутых, возникли во II по Р. X., причем некоторые из них существовали, насколько известно, до V и даже до VІ веков.

Валентин. Из основателей гностических сект, во II веке по Р. X. особенно известен Валентин, иудей из Александрии, учение которого отличается наибольшею полнотою богатством фантазии.

Мы остановимся несколько подробнее на учении Валентина, ибо оно имело громадное число последователей, из которых многие в свою очередь явились основателями гностических сект, отличавшихся от Валентиновой ереси лишь незначительными подробностям.

Кроме того, лжеучение Валентина почти целиком перенято тайным обществом Мартинистов, основанным в XVIII веке также иудеем Мартинецом Пасхалис.

Иудей Валентин, лицемерно принявший христианство, около 140 года пришел в Рим, чтобы там распространять свое еретическое учение. Он был три раза отлучен от Церкви, после чего удалился на о. Кипр, и там основал окончательно свою секту, известную под именем секты Валентиниан. Валентин умер около 160 года. Но лжеучение его, существовавшее до VI века, получило широкое распространение и еще во II веке проникло в Галлию (нынешнею Францию), где встретило сильного противника и обличителя в лице св. Иринея, епископа Лионского.

Учение Валентиниан о Высшем Существе и истечениях божественных сил св. Ириней излагает следующим образом: «Они говорят, что в невидимых и неименуемых высотах сперва существовал какой-то совершенный Эон (всегда сущий), которого называют Первоначалом, Первоотцем и Глубиною. Он — необъятный и невидимый, вечный и безначальный, существовал бесчисленные века времен в величайшей тишине и спокойствии. Ему соприсуща была «Мысль», которую называют также Благодатью и Молчанием. Эта Глубина некогда вздумала произвести из себя начало всех вещей и это произведение, которое она вздумала породить, как семя в утробу Матери, положила в сосуществовавшей ей Молчании. Последнее, приняв это семя и зачав, родило Ум, который подобен и равен своему родителю и один только вмещает в себе величие Отца. Этот Ум они называют Единородным, также Отцем и Началом всего (вспомним «религию Разума» во время великой французской революции.). Вместе с ним родилась Истина. Вот первая и родоначальная Пифагорейская четверица, которую они называют корнем всего: именно Глубина и Молчание, потом Ум и Истина. Когда же Единородный (Ум) почувствовал, для чего он произведен, то и сам произвел Слово и Жизнь, Отца всех имеющих произойти после него, начало и образование всей Полноты (Плиромы). Из Слова и Жизни через сочетание произошли Человек и Церковь. И это есть родоначальная осмерица, корень и начало всех вещей, которыми названа у них четырьмя именами, именно: Глубина, Ум, Слово и Человек. Ибо каждое из них есть вместе мужчина и женщина; таким образом, сперва Первоотец совокупился со своею Мыслью, а Единородный, т.е. Ум, с Истиною; Слово с Жизнью и Человек с Церковью» [ 38 ].

Св. Ириней, по поводу этого учения гностиков о рождении эонов, остроумно замечает, что они так определенно рассказывают, какой эон от кого и когда родился, «как будто сами повивали при родах».

Эти эоны пожелали и сами прославить Отца и произвели еще новые силы, именно: Слово и Жизнь произвели 10 эонов, а Человек и Церковь 12 эонов. Таким образом, всех эонов оказалось 30, и они составили невидимый духовный мир — Полноту или Плирому. Последние из 12-ти эонов, произведенных Человеком и Церковью, именно Премудрость, оказался виновником создания видимого мира. Произошло это следующим образом:

Премудрость, не испытав объятия своим супругом Желанным, почувствовала страсть, которая состояла в желании исследовать Отца, постигнуть его величие; но сделать этого она не смогла, ибо взялась за дело не по силам и для нее необъятное. Вместо того, чтобы приблизиться к Отцу, как она того хотела, Премудрость родила сущность безобразную женского пола, каковой пол и сама имела (премудрость, как эон женский, дала только сущность без формы, так как по понятиям гностиков деле рождения мужеской пол дает форму, а женский — сущность), причем была весьма опечалена и испугана несовершенством своего порождения. Будучи, однако, после этого события очищена и укреплена пределом, силою, произведенною Умом, и поняв, что Отец непостижим, Премудрость успокоилась и заняла свое место в Плироме.

Рожденная же ею безобразная сущность, имя которой Ахамоф (по-еврейски означает тоже Премудрость), осталась вместе со страстью вне Плиромы, от которой она была отторжена Пределом, и, подобно выкидышу, не имела ни образа, ни вида. Но горний Христос (один из эонов) сжалился над нею и простершись через Предел, который называют также Крестом, дал ей образ только по сущности, а не относительно знания, а затем оставил ее одну вне Плиромы в состоянии неведения, страха, изумления и печали. Получив от горняго Христа некоторую «воню безсмертия», Ахамоф начала тосковать по покинувшему ее свету и взмолилась к нему. Тогда горний Христос вторично, сжалился над нею и послал ей второго горнего Христа, или Спасителя (иначе Параклита), который есть собирательный образ всей Плиромы.

Спаситель дал Ахамоф образ уже относительно знания и совершил исцеление ее страстей, именно он отделил от нее эти страсти и превратил их в неорганизованное вещество. Освободившись от своих страстей, Ахамоф из душевной своей сущности произвела на свет Димиурга (Творца Мира), причем он был сделан образом Единородного Сына (Ума), а ангелы, получившие бытие от него (Димиурга), образами остальных эонов. Кроме этого, Ахамоф, от созерцания сопровождавших Спасителя светов или горних ангелов, и сочетавшись с ними, породила по образу их духовные плоды или духовное семя, которое «было вложено ею в Димиурга тайно и без ведома его самого, чтобы, будучи через него посеяно в, происшедшую от него душу и вложено как бы в чрево в это вещественное тело, возросло в них и со временем сделалось способным к приятию совершенного разума. Итак, по словам их, по неизреченному промышлению без ведома Димиурга вместе с его дуновением был всеян Премудростью духовный человек». [ 39 ]

Таким образом, Димиург, сотворивший ангелов и духов злобы и образовавший весь видимый мир и человека из прежде существовавшей материи (которая произошла от страстей Ахамоф), сделался Отцем и Богом всего сущего вне Плиромы. Но, хотя Димиург сам себя почитал Единым Богом, даже возвещал о себе в этом смысле через пророков, в действительности он, получив от матери Ахамоф природу душевную, а духовное семя лишь для бессознательной передачи его людям, не только не был в состоянии постигнуть что-либо духовное, но даже и не знал о существовании горнего духовного мира — Плиромы, так что в этом отношении был много ниже тех людей, которые получив через его посредство от Матери Ахамоф духовное семя, обладали высшим знанием, не достававшим Димиургу.

Стремясь подорвать веру в Бога, и выставляя с этой целью Творца мира существом низшим, чем некоторые из созданных им тварей, Валентиниане в кощунственных бреднях своих идут еще дальше: они утверждают, будто Димиург и диавол, которого они называют духом злобы и миродержателем, произошли от одной матери (Ахамоф), и будто диавол знает из мира духовного и божественного больше, чем Димиург. [ 40 ]

Стремясь запятнать чистоту христианской религии, но не смея совершенно отрицать ее, гностики вынуждены были, как, мы видим к идейско-языческим заблуждениям Каббалы и греческой философии примешать и некоторые христианские верования, искаженные ими до неузнаваемости.

Так, например, Валентиниане учили о существовании двух горних Христов и одного человека — Иисуса. Первый Христос составлял, по их учению, чету с св. Духом. Произошла эта чета якобы от Ума, и назначением ее была примиряющая и просветительная деятельность среди самих эонов. Второй Христос (Параклит), сложно и соборне произведенный всеми эонами вместе, соединился будто бы при крещении с Иисусом, а при страданиях покинул Его. Оба Христа гностиков играли, как мы видели, первенствующую роль при создании вселенной. Господь же наш Иисус Христос, Которого валентиниане называли Сыном Димиурга, имел, по их учению, духовное семя от Матери Ахамоф, а тело не материальное, но душевное, «ибо оно было образовано каким-то неизреченным искусством». Спаситель наш явил Себя миру якобы для того, чтобы дать людям два учения, одно явное, от Димиурга, предназначенное для людей душевных другое сокровенное, от Плиромы, смысл которого лишь люди духовные, к каковым гностики причисляли самих себя, могли уразуметь из притч и деяний Спасителя. Спаситель просветил, по их учению, не только людей, но и Димиурга, возвестив ему о горнем мире, и о том, что по кончине мира ему (Димиургу) предназначено пребывание в «Среднем месте», и что до надлежащего времени Димиург должен продолжать управлять миром и иметь попечение о Церкви, предназначенной для людей душевных. Узнав о предстоящей ему награде, т.е. о пребывании в «Среднем месте», Демиург весьма возрадовался и присоединился к Спасителю со всею своею силою.

Весь род человеческий Валентиниане делили на людей духовных, душевных и перстных. Перстные обречены на тление, душевные, если они праведны, упокоятся в «среднем месте» вместе с Демиургом, а духовные, т.е. получившие свыше духовное семя и имеющие совершенное знание, вернутся к своему первоисточнику.т.е. в Плирому. Согласно этому разделению, Валентиниане учили, что для людей перстных и душевных, как для не обладающих совершенным знанием, обязательны добрые дела и праведная жизнь; для них же установлена Спасителем и Церковь.

А для людей духовных, имеющих совершенное знание, т.е. для гностиков, ни Церковь, ни добрые дела не нужны, «ибо, как золото, положенное в грязи, не теряет своей красоты, но сохраняет природные свои качества, и грязь не может ничего дурного причинить золоту, так и они, по их словам, до каких н унизятся вещественных деяний, ни мало не потерпят вреда и не утратят духовной сущности» [ 41 ]...

«Поэтому, говорит св. Ириней, иные из них до пресыщения предаются плотским наслаждениям и говорят, что воздают плотское плотскому, а духовное духовному. Другие тайно растлевают женщин, слушающих у них это учение... и делая много иного мерзкого и безбожного, они обегают нас, страхом Божиим хранимых от согрешения даже мыслью или словами, как невежд и ничего не знающих; а самих себя превозносят и называют совершенными и избранным семенем». [ 42 ]

Св. Ириней указывает также на то, что некоторые идеи Валентиниан и вообще гностиков высказывались раньше греческими философами и поэтами. Так, «Фалес Милетский учил, что вода есть начало и мать всех вещей. Но не все ли равно, говорит св. Ириней, назвать ли таким началом воду или Глубину»? Поэт Гомер говорил, что океан с матерью Фетидою произвел богов. Анаксагор, Эмиедокл и Платон учили, что Творец создал мир из прежде существовавшей материи. [ 43 ] Некоторое сходство этих идей с учением Каббалы понятно, если мы примем во внимание то несомненное влияние, которое оказали на греческую философию и теологию чуждые культуры, как египетская и семитическая (через финикиян). Нам остается еще сказать несколько слов о наиболее характерных из гностических сект, лжеучения которых встречаются в тайных обществах и ересях позднейшего времени. Таковы гностические секты Марка, Карнократа, Колорваса, Офитов, Каинитов, Варвелиотов, Маркиона, Сатурнина и Василида.

Марк. Система иудея Марка по существу сходна с системою Валентина, но в изложение ее Марк внес значительные изменения. Так, он совершенно умалчивает о мужеском и женском началах в эонах и об их сочетаниях, служащих источником всякой жизни, ибо идеи эти, в применении к божественным силам, начинали заметно претить некоторым умам, облагороженными христианским учением.

Марк нашел в неисчерпаемом «кладезе лживой мудрости, каким является Каббала, более пристойную, но не менее нелепую аллегорию для прикрытия своего еретического учения. Именно, он заменил эонов слогами и буквами.

Первоотец проявил себя произнесением некоего Слова, подобного ему самому. Первый слог этого Слова состоял из четырех букв — это первая четверица; второй слог состоял также из четырех букв — вторая четверица; третий слог состоял из десяти букв — десятица, и четвертый слог из двенадцати букв — Дванадесятица.

Каждая из этих букв являлась духовным существом или стихией, которая знала только произношение своей буквы и не ведала целого Слова. Эти тридцать букв или стихий называются у Маркосиан еще эонами, корнями, семенами, полнотами и плодами. Они составили Плирому, т.е. полноту духовного мира и послужили прообразом вселенной. От них произошла вся бесконечность видимого и невидимого миров, ибо каждая стихия — буква простирается в беспредельность: например, название буквы дельта пишется по-гречески пятью буквами, из которых каждая в свою очередь пишется несколькими буквами, и так до бесконечности.

Теория эта чисто каббалистическая, ибо в Каббале говорится, что «Бог создал мир по мистическому образцу еврейской азбуки и что гармония созданий походит на гармонию еврейских букв». Разница та, что Марку пришлось удовольствоваться для своей теории мироздания, вместо еврейских букв, греческими.

Свое лжеучение Марк выдавал за откровение свыше, сообщенное ему самою божественною четверицею, которая сошла к нему в образе женщины.

Дабы легче привлекать христиан к своей ереси, Марк совершал пародию на таинства причащения и крещения. Крещение у Маркосиан должно было совершаться во искупление духовного человека. Истинное же искупление заключалось в знании. Поэтому крестившиеся во искупление и получившие таким образом знание были свободны от заповедей Демиурга и становились недоступными его суду, ибо высшее знание было для Демиурга непостижимо.

Обряд крещения у Маркосиан св. Ириней описывает следующим образом: «Одни из них устраивают брачный чертог и совершают тайноводство с произношением каких-то слов над посвящаемыми, и говорят, что совершаемое ими есть духовный брак по подобию горних сочетаний. А другие ведут на воду и, крестя, приговаривают: «Во имя неведомого отца всего, в матерь всего — истину, и сошедшего на Иисуса, в единение, искупление и общение с силами». Иные, чтобы более поразить посвящаемых, приговаривают какие-то еврейские слова, а именно: Васема Хамосси Ваэанора Мистадиа Руада Куста Вавофор Калахеи. Истолкование же сих слов таково: «Призываю то, что превыше всякой силы отчей, что именуется светом, духом благим и жизнью, потому что ты царствовал в теле». [ 44 ] Иудей Марк явился со своим лжеучением и в Лион, где в то время св. Ириней был епископом. Марк имел особенный успех среди женщин, развращая их душевно и телесно, пророчествуя между ними и их заставляя пророчествовать. «Отверзи уста свои, учил Марк, и говори что бы то ни было, и ты будешь пророчествовать»... «А женщина, — говорит св. Ириней, — надмившаяся и восхитившаяся от таких слов, разгоревшись душою в ожидании того, что сама будет пророчествовать, при усиленном боле надлежащего сердцебиения, отваживается говорить и говорит вздор, пусто и дерзко... И с тех пор почитает себя пророчицею и благодарит Марка, давшего ей от своей Благодати, и старается отплатить ему не только даянием имущества (отчего он и собрал очень много стяжаний), но и телесным общением, желая во всем иметь единение с ним, чтобы составить одно с ним» [ 45 ].

Этими пророчествами в состоянии исступления некоторые женщины секты Марка весьма напоминают, как мы видим, русскую хлыстовщину.

Колорвас. В учении гностика Колорваса отметим следующую, заимствованную из Каббалы основную мысль, которая красною нитью проходит в учениях всех гностиков. Он учил, что «Первоотец всего, Первоначало и Недомыслимое называется Человеком и в этом состоит великое и сокровенное таинство, что превысшая всего и всесодержительная Сила называется человеком».[ 46 ] Здесь мы видим начало гуманизма.

Карпократ. Еретик Карпократ, придерживаясь общей всем гностикам каббалистической теории о сотворении мира силою, гораздо низшею нерожденного Отца, учил еще, кроме того, о пер селении душ. Именно, согласно Карпократу, Иисус Христос тайно открыл апостолам и повелел им также тайно сообщить достойным, что добро и зло существуют лишь во мнении людей, а по природе нет ничего злого. Совершенство же заключается единственно в знании, и поэтому души людей переходят из тела в тело, пока не испытают всего, что доступно человеку и не получат таким путем совершенного знания. Руководствуясь этим извращенным учением, последователи Карпократа считали для себя все дозволенным и всякое преступное деяние согласным с назначением человека. Учение о переселении душ является, как известно одним из основных догматов современных теософических обществ.

Варвелиоты. Гностическая секта Варвелиотов называлась так от слов Варвелос, что на сирском языке означает Бо
Категория: Мои статьи | Добавил: antimason (05.05.2009)
Просмотров: 1048 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2016
Сделать бесплатный сайт с uCoz